Active

RUVAS

Юридическая поддержка Фонда

pravo

Что мешает собирать деньги на лечение?

Версия для печати

 

Пишет Ирина Гавришева, председатель правления фонда "Счастливый ребенок":

 

    Началось лето – злейший враг волонтеров и фондов (ну и само собой нуждающихся людей). Сборы денег в этот период падают катастрофически. Я решила проанализировать, что чаще всего стопорит сборы. С ходу насчитала 10 врагов благотворительности, вернее сборов денег на лечение.


  • Враг № 1 – возраст подопечного. Собрать деньги на маленького ребенка гораздо проще, чем на большого. И чем больше ребенок, тем хуже идет сбор. А если "ребенку" больше 18 – то вообще караул. Маленьких детей жальче, они выглядят беспомощнее. Хотя, как верно пишут коллеги из фонда "Живой": "взрослый так же беспомощен перед бедой со многими нулями, как и ребенок". Мало того, семья взрослого ребенка чаще оказывается в худшей финансовой ситуации, так как маме не оплачивается больничный, а дозировки препарата пропорциональны размерам человека. О возрастной проблеме говорится много, но меньше она практически не становится… Рассчитывать на помощь не очень стоит даже шестнадцатилетнему подростку, не говоря уже о тридцатилетнем мужчине.

  • Враг № 2 – сезон. Самые страшные, "голые" периоды – лето и новогоднее-рождественские праздники. И это понятно. В этот период люди тратят больше денег на себя, соответственно меньше остается "свободных", которые можно потратить на других. Новый год в этом плане немного лучше лета, так как "дух волшебства" играет роль и некоторые именно под новый год чувствуют потребность сделать что-то доброе. А летом никакого духа нет, есть просто 3 отпускных месяца, когда все разъезжаются отдыхать… А у болезней отпусков не бывает, к сожалению…

  • Враг № 3 – национальность подопечных. Да, играет роль… Собрать деньги на ребенка-рома или татарина, или азербайджанца – сложная задача. Особенно если внешность или имя/фамилия выдает национальность. Увы и ах, но очень многие считают, что им должны помочь "свои". А "свои" – они тоже ведь разные… И никому ничего не должны. Или просто по каким-то причинам связи со "своими" утеряны. Всяко бывает… Но итог плачевен – "не славянским" подопечным рассчитывать на помощь славян не очень приходится.

  • Враг № 4 – внешность подопечного. Помогают либо очень красивым, очаровательным детям (ох как много зависит от выбора фотографии), либо тем, кто выглядит очень плохо. Отсутствие у ребенка на фотографии волос или присутствие катетеров, повязок, маски и т. д. существенно повышает КПД просьбы. Ребенку, который выглядит как здоровый, помогают гораздо меньше (как не вспомнить ставшую классикой фразу Кернеса "Миша, у тебя скучное лицо, тебе никто денег не даст"). Это вроде и понятно, но в итоге онкологические лысики с синими от синьки ртами имеют хорошую фору перед сердечниками и многими другими больными, чью болезнь нельзя наглядно показать.

  • Враг № 5 – "несмертельность" диагноза. Люди более склонны вкладывать деньги в спасение жизни, спасение прямо сейчас, чем в предотвращение смертельно-опасных осложнений. Можно сколько угодно кричать о необходимости дорогого антибиотика или противогрибкового препарата для профилактики, но отклик будет слабый. А стоит этому же ребенку из-за инфекции оказаться на краю пропасти, как количество помогающих увеличивается в разы! А когда диагноз не смертелен сам по себе (глухота, ортопедические проблемы и т. д.) – отклик слабый.

  • Враг № 6 – непонятность и редкость диагноза. Рак – это понятно, это страшно, это надо лечить. А какой-нибудь "миелодиспластический синдром" (который без ТКМ имеет худшие прогнозы, чем лейкоз) – это нечто абстрактное, непонятное, и лечить конечно надо, но… но ведь не рак! В мире масса страшных диагнозов, которые убивают или которые оставляют жизнь, но делают ее мучительной. Многие из этих болезней встречаются редко (слава Богу!), о них мало кто слышал. И к сожалению, сборы на такие экзотические болезни на порядок, а то и на несколько порядков меньше.

  • Враг № 7 – благополучность семьи. Мама-одиночка, папа-вдовец, бабушка-опекун – в таких ситуациях каждый понимает – семье тяжело, нужна помощь. А если обычная, благополучная семья – мама-папа-ребенок, все работают, имеют средний доход, в общем такая же семья, как и у тех, кого просят о помощи. Сборы для таких семей идут очень туго. Но сумма даже в 1 000 евро – малоподъемна для большинства обычных, благополучных немосковских семей со средним достатком. Про десятки и сотни тысяч евро на операции за границей вообще молчу. Но при этом история мамы-одиночки найдет больший отклик, чем история рядовой полной семьи.

  • Враг № 8 – "обычность" подопечного, его тяжелый характер. Когда пишешь просьбу о помощи, про подопечного нужно написать что-то такое, что выделит его среди остальных. Спортивные, творческие, школьные достижения – подарок для волонтера, составляющего текст. И нет худшей ситуации, чем диалог "как учится?" - "да так себе, тройки в основном" – "чем увлекается?" – "да ничем, с пацанами на улице бегает" – "Что любит?" – "Да ничего особенного, игры на мобилке…". А если при этом у ребенка еще и тяжелый характер и ты не можешь написать о том, что он, несмотря на страдания, улыбается, поддерживает маму и т. д. – ну просто вешайся!!! Люди помогают незаурядным личностям. Вот хоть чуть-чуть, но незаурядным. А что делать с заурядными? С теми, кто еще слишком мал, чтобы проявить какие-то таланты? Или просто время еще не пришло проявить бойцовский характер? Увы, большой знак вопроса…

  • Враг № 9 – низкий КПД вложений, малые шансы на успех терапии. Людям хочется вложить деньги в кардинальное изменение жизни нуждающегося. Умирал ребенок от инфекции, а вот пролечился дорогими антибиотиками и живет дальше! Людям хочется отдачи – и это справедливо. Но увы, жизнь – штука весьма несправедливая. И очень часто КПД вложений непредсказуем. Или заведомо низок. И результат вложения денег приводит к мизерным, на наш взгляд, изменениям. Какая разница совсем ребенок не слышит, или слышит отдельные шумы, но все равно не воспринимает речь? Какой смысл вкладывать деньги в слуховые аппараты, которые позволят слышать лишь шумы? А то, что эти "лишь шумы" помогут ребенку не попасть под машину (он услышит ее приближение), услышать дверной звонок и кучу мелочей, никто не обращает внимания, это ведь не спасенная жизнь… К сожалению чудеса достаточно редко можно купить даже за очень большие деньги! И напротив, изменить жизнь к лучшему иногда можно и сравнительно небольшой ценой.

  • Враг № 10 – слишком маленькая или слишком большая необходимая сумма. Увидев сумму в 100 тысяч евро, большинство людей даже представить ее себе не могут. Она кажется такой огромной и недостижимой, что и пытаться не стоит. Поэтому такие грандиозные сборы идут крайне медленно – людям кажется, что их 100 рублей никак не повлияют на ситуацию. Противоположная ситуация с небольшими сборами. Люди, читая такие просьбы о помощи, думают "ну это же такая небольшая сумма, ее обязательно кто-то пожертвует. На худой конец ее можно занять". И так думают вес, читающие просьбу. И на соседней странице за несколько дней собирается и десятки тысяч рублей, а на этой за неделю не получается собрать малость.


  • Можно назвать еще несколько факторов, которые немало влияют на сборы. Я вынесла только наиболее значимые на мой взгляд. Но очень прошу высказаться по этому поводу коллег, да и просто людей, которые хоть раз жертвовали деньги для кого-то. Высказаться не только о "врагах", но и о методах борьбы с ними.

     

     

    PlaXiva WDC